Летопись

«Как по Костроме пошли троллейбусы».

1999 год. КОСТРОМА
«Как по Костроме пошли троллейбусы». Из ТВ цикла — «События местного масштаба».
Троллейбусное движение пустили в самом начале 74-го года. Можно сказать, что тогда Кострома стала современным развивающимся городом, потому что, как известно, в маленьких провинциальных городках троллейбусов нет.

Костромичи мечтали об электрическом транспорте давно. Как свидетельствует история, еще в 1914 году городская Дума обратилась к государю-императору с просьбой о пуске в Костроме трамвая. Николай, недавно побывавший здесь в честь юбилея династии и оставшийся довольный приемом, был не против. Но вскоре началась война. Официальный ответ государя был таков: «Всвязи с проклятой напастью — нашествием германцев на матушку Россию отложить строительство до более счастливых времен.»

В конце 60-х мечта о своем электрическом транспорте начала реализовываться. Вдохновителем ее был Виталий Федорович Широков, тогдашний председатель горисполкома, ныне, увы, покойный. Вообще, в городе тогда шел великий процесс созидания: построили мост через Волгу, активно вводилось в строй новое жилье, был отреставрирован Ипатьевский монастырь.

Строительство троллейбусного депо было поручено СМУ-10, а первым начальником стал Александр Николаевич Козлов. Он вернулся в родную Кострому из Киргизии, где 15 лет занимался троллейбусным транспортом.

Александр Николаевич Козлов (1-й начальник Костромского Троллейбусного Управления, он же основоположник) — Строители поставили условия — будут деньги, будет оборудование, будут спецчасти и материалы — два маршрута будут построены в назначенный срок. Я тогда стал применять партизанско-десантные методы, потому что надо было изыскивать все это. Необходимые материалы можно было найти в городе на фабриках, заводах, Костромской ГРЭС. С этого все и началось — там схожу посмотрю, ага, там трубы годятся, там панели стеновые, в городе Волгореченске трубы, трос. Вызвали Ремизова Николая Александровича — директора ГРЭС, он сразу условия ставит — я вам дам и трубы и трос, но вы мне пообещайте, что в Волгореченске троллейбус построите. Виталий Николаевич Широков на заседании исполкома поставил вопрос — ТРОЛЛЕЙБУС необходимо сделать народной стройкой, и такое решение было принято. После заседания он подходит ко мне и говорит — «Стройка обьявлена НАРОДНОЙ, составляй план мероприятий и действуй. А если нерешаются какие вопросы, я на работу — меня лови, я с работы еду опять лови, в туалет иду тоже лови.» Вот как был поставлен вопрос. Действительно надо было очень быстро организовать всю необходимую работу.

Стройка и впрямь стала народной: заводы выделяли материалы — кто что имел, рыли траншеи под кабель, поделив трассу на участки: столько-то близлежащему техникому, столько-то следующему предприятию или учреждению. Трудились на строительстве и будущие водители: они уже обучились в техклассе, прошли практику в Ярославле и с нетерпением ждали, когда же, наконец, сядут за руль.

Открытие первых двух маршрутов состоялось 10 января 1974 года. Утром у депо собрались водители, строители, гости. Позвонил тогдашний первый секретарь обкома Юрий Николаевич Баландин, как, мол, готовность, и ему ответили: все готово. А меж тем, бригада электриков отправилась снимать загородки и еще не вернулась. Баландин приехал и пришлось Козлову с ним обьясняться, что нельзя еще открывать движение — как бы током кого не «стукноло». Потоптался первый секретарь и уехал. А через 10 минут раздалаь команда: можно начинать! Короткий митинг, разрезание красной ленты — и в путь!

А.Н.Козлов (1-й начальник КТУ) — А дальше было так — подьехали на кольцо, развернулись, подьехали к импровизированной трибуне, посадили — строителей, наладчиков, ремонтников, начальство и первый рейс полные два троллейбуса поехали.

Горожане встретели новый вид транспорта с радость, во-первых интересно, необычно, во-вторых ездить стало посвободнее, до этого давились в тесных автобусах, в которые в часы » пик » и не втиснешься.

Лариса Федоровна Сбитнева (журналист) — Все это было вновь, как люди реагировали?

З.И.Дубатовкина (бывший водитель, ныне работник депо) — В первое время на проспекте Мира не весь участок дороги был заасфальтирован, дорога частично была из каменной брусчатки, поедешь чуть побыстрей — штанги слетали. Но Костромичи!, нет они даже старались помогать особенно нам женщинам, вот мужчина проходит мимо, он старался подойти — «Давайте я Вам девушка помогу».

Впрочем были и курьезы.

А.Н.Козлов (1-й начальник КТУ) — Когда все еще строилось, я попросил у ярославцев для учебной цели списанный троллейбус. Мы его буксировали, проехали автопешеходный мост через Волгу, на улице Подлипаева смотрит старушка — «Что это такое», она главное не про себя как то сказала, все слышали — «Что это еще за Чудо усатое тянут», и давай креститься. Вот такой случай был, помню.

Спустя полгода после пуска первых троллейбусов были введены еще три маршрута: 3-й, 4-й, 5-й. Троллейбусы пошли за Волгу. Туда перевели и лучших водителей, поскольку, по общему признанию, самым тяжелым местом стала Заволжская гора.

Я.В.Капустина (бывший водитель, ныне дисптчер) — Знаете ли что такое спускаться с горы и подниматься в гору, когда дорога блестит как зеркало, а там еще поворот, троллейбус незатормозить. Едешь и думаешь, всех Святых и грешных вспомнишь, даже волосы зашевелятся. Ведь троллейбус когда идет, он как хочет туда и крутит, неостановишь его. Раньше этот учаток дороги плохо посыпали зимой. В гору поднимаешься, поднимаешься, забуксовал и, назад, а там куда Бог занесет. Было и опоры сбивали, задом троллейбус идет под косогор, вся задняя часть троллейбуса под косогором и только передне частью зацепится и висит.

Кстати, женщины водители ни в чем не уступали мужчинам. Женщина за рулем — это стало привычным.

М.И.Виноградова (водитель) — Я работаю с 79-го года, себя непредставляю на другой должности. Человек просто привыкает ко всему. Меня очень устраивает, то что у меня например — пол дня либо утро либо вечер свободные, по дому могу все сделать прекрасно. Раньше было тяжело, когда дети были маленькие, а сейчас усталость лишь только с возрастом сказывается.

Л.Ф.Сбитнева (журналист) — Когда дети были маленькие — Вы их оставляли? Во сколько вставать приходится?

М.И.Виноградова (водитель) — Вставать приходится конечно рано, но в два часа мне не приходилось, потому что я живу недалеко, самое раннее в три часа. Детей конечно мы не бросали, мы с мужем работаем вместе, с самого начала как у нас появился ребенок, приходилось по смене передовать что машину, что ребенка в коляске.

Коллектив троллейбусного парка — один из самых стабильных в городе. Здесь работают годами, десятилетиями. Готовя эту программу, нам не пришлось долго искать тех, кто сел за руль еще в 70-х. Людмилу Михаиловну Милошенко мы встретили в диспетчерской. Впрочем, здесь она совсем недавно. Более 20 лет отработала водителем. И сегодня, по ее признанию, ей снится «руль», села за который еще девченкой, сразу после школы и навсегда запомнила, как первый наставник сказал ей: «Ты — водитель от Бога». Уйдя по состоянию здоровья с машины, Людмила Михайловна напросилась в диспетчерскую. Здесь все свои — сюда приходят в пересменку, отдыхают, обедают, сдают выручку, ремонтируются — если какие мелкие неполадки.

Есть бригада ремонтников и в энергохозяйстве. С 1985 года энергохозяйство переместилось с территории депо в центральную часть города, теперь до любой поломки на линии бригада ремонтников добирается достаточно быстро. Плановые ремонты проводят ночью, когда и город, и троллейбусы спят.

Были, правда, в нашей истории такие аварии, которые заполнились надолго — и самим работникам троллейбусного управления и костромичам.

Павел Павлович Колганов (начальник Костромского Троллейбусного Управления) — Зимой 79-го года были страшные морозы под 48 — 50 градусов. Произошел обрыв контактной сети на улице Северной Правды в микрорайоне Черноречье, 28 декабря перед самым Новым Годом. Поздно около пяти вечера, было темно, проходящий транспорт — фургоны, краны — все провода замотали, перемотали. Мы выехали определили обьем работ и приступили к устранению аварии. Троллейбусы при таком морозе на ходу замерзали. До ночи были транспортированы в парк все троллейбусы с этого участка. Где- то до 12-ти часов следующего дня линия полность была восстановлена.

Второй случай был такой казусный, интересный. Я единственный раз в Костроме столкнулся с такой ситуацией. Это было в начале зимы, уже был легкий морозец, где то порядка 5 — 7 градусов, снега практически небыло, но грунт замерз. Был бодрящий морозец и, вдруг откуда не возмись пошел дождь. Дождь шел втечении нескольких часов. Весь транспорт в городе встал, втом числе и троллейбусы конечно встали. Люди все шли пешком, падали. На асфальте тротуараов и проезжей части, образовался не то, что гололед — леденая корка. Двигаться было совсем невозможно. На проводах порядка 30 мм образовался лед, и они висели как шланги или веревки. Контакта небыло, троллейбусы совершенно немогли ходить. Наш начальник собрал все руководство, чтобы принять меры. Пробовали различные способы, вплоть до соскребания скребками. Вечером встали, а утром движение удалось восстановить.

Троллейбусному движению в Костроме нынче исполнилось более четверти века. К этому транспорту привыкли, и, кажется, непонятно: как раньше без него обходились! Хотя, чего греха таить: нет-нет и помянут троллейбус недобрым словом — то уедет из под-носа, то наоборот дождь, ветер, а он стоит на конечной остановке, и медлит с посадкой, будто подразнивает. А водители, напротив, считают, что изменились сами пассажиры.

М.И.Крупин (водитель) — Пассажиры, совершенно изменились. Когда пошли первые троллейбусы такого отношения небыло. Сейчас если войдете в салон то увидите — надписи на боковых дверцах, спинках сидений, то сидение ножичком или бритвочкой подрежут, то стойку могут согнуть или сломать. Раньше очень хорошо относились.

Л.И.Кубарева (кондуктор) — Можно сказать как в песне — «Наша служба и опасна и трудна…». Пассажиры очень разные, каждому нужен индивидуальный подход, все озлобленные, материально плохо обеспечены. За проезд заплатить не все хотят. Приходится бегать за каждым пассажиром по салону, спрашивать — оплатили ли свой проезд. Стараемся работаь культурно, но не все пассажиры отвечают взаимностью.

Причины нашего плохого настроения и наших бед общие — безденежье. Времена, когда мы ездили в транспорте за «пятачок» вспоминаются теперь с настольгией. В прочем тогда платили все, или — почти все.

П.П.Калганов (начальник Костромского Троллейбусного Управления) — Основная на сегодня проблема, она касается не только троллейбуса, но и автобуса в том числе, это льготники. Мы транспортники перевозим, где — то порядка 70% льготников, то есть тех людей, которые ездят бесплатно или же частично оплачивают свой проезд. Отсюда создаются все экономические проблемы. Денег, которые мы собираем с тех людей, которые платят, нехватает на расходы связанные с обеспечением безопасности перевозки согласно ТУ.

Бюджет дотирует сегодня только средства на оплату электроэнергии, естественно в виде взаимозачетов. Да и то — не полностью. Электроэнергия выросла в цене, став дороже бензина.

Три года вовсе не меняли подвижной состав. Срок службы троллейбуса — 10 лет.

На сегодня, в депо делают все виды ремонта: агрегатов, восстановление кузовов и рам, монтаж мостов, ремонт электрооборудования. И даже детали изготавливают местные мастера, есть здесь и своя кузница. И только на капитальный ремонт троллейбусы отправляют в Вологду.

Машины в депо берегут. Раз в неделю каждую проверяют, проводят смазку и чистку. И все-таки, без новых машин скоро, видимо, будет не обойтись.

П.П.Калганов (начальник КТУ) — Мы вынуждены просто об этом кричать на каждом перекрестке и на каждой встрече в администрации и Думе, где угодно. Нельзя так относится к транспорту. Транспорт один, он у нас есть, если мы его остановим, то его неподнять.

Понимают ли это городские власти? Конечно, понимают. И тут же вспоминают про нынешние трудности. А ведь планы развития толлейбусного движения в Костроме были куда как большими.

Б.К.Коробов (глава администрации города) — У нас была разработана схема, когда мы должны были построить второе толлейбусное депо на 150 машин, это в районе завода ДОС на 2-й Волжской улице. Мы начали освоение площадки, но учитывая то что мы приняли решение о развитии автобусного транспорта. Мы пока отказались от строительства 2-го троллейбусного депо. Сегодня те возможности бюджета, который имеем на нашей территории, не позволяет сегодня говорить о перспективе развития троллейбусного транспорта, в частности открытия новых маршрутов. А такие маршруты были запланированы — на «БАМ» (мрн. Мелиораторов), по Кинешемскому шоссе, улицам Индустриальной, Профсоюзной. Было запланировано строительство линии по улице Юрия Смирнова и «стометровке», связывающей площадь Широкова и Троллейбусное депо. Был проект по улице Долматова, чтобы разгрузить линии в центральной части города. Но, я думаю, что в ближайшее время, у нас не будет развития в том виде, о котором я говорил. Наша задача при всех наших трудностях, продолжить работы по замене подвижного состава, поскольку сегодня машины амортизируются. Как найти средства на замену контактной сети, она требует ремонта. Все это будет самым главным.

Смотришь в наш вчерашний день и думаешь: те времена мы называем «застойными» — не без основания, конечно, но именно тогда динамично развивался наш город, его промышленность, строительство и транспорт. И без особых усилий и нестандартных решений видимо не обойтись — не откладывать же все «до более счастливых времен». Их когда-то долго ждали после ответа царя-батюшки. И все-таки из милой, но глухой провинции Кострома превратилась в развивающийся город. Неужели, теперь все будет наоборот?

©  КГТРК, +ПТРС, 1999-2001 год.
Журналист: Лариса Федоровна СБИТНЕВА.
IN-версия и редакция: Р.

Комментирование запрещено